среда, 23 февраля 2011 г.

ЧАСТЬ I. Охота навсегда

00:03
00:04
Варя ничего не знала о тайнах Кольцевой и привычках Беседника. Она каталась по кругу, убивая время до вечера. Разглядывала станции во время остановок. Подсматривала за людьми, пока поезд ехал. Интересно же!
Офисные пчёлы орали в навороченные мобильники «Я подъезжаю!» Приезжие нервничали, боясь пропустить свою станцию, и тыкали пальцами в схему метро на стене вагона, проговаривая вслух последовательность пересадок. Пенсионеры шелестели сборниками кроссвордов и морщились, когда попадалось трудное слово. Студенты сидели, заткнув уши наушниками, и музыка вырывалась наружу, добавляя ритма к подземному саундтреку.
Всё как обычно. Условное затишье между утренним часом-пиком и обеденной толкучкой. Островок убаюкивающего спокойствия.
Спешить некуда. В кино неохота. Но и не скучно. Спокойно и уютно, как дома.
Варя опустила голову и позволила глазам закрыться. В узкие щёлочки между веками было видно, как блестят декоративные пуговицы на отвороте пальто. Вспомнила, как её одевали...
Они весь рынок обошли, но Варе ничего не нравилось. Она кривила губы и шипела: «И это ваша Москва?!» Хотелось в бутик, где красивые манекены и вежливые продавщицы. Как в фильме «Красотка» с Джулией Робертс – чтобы вокруг бегали, услужливо заглядывая в глаза…
На рынке пахло беляшами. И каждая продавщица орала в ухо, расхваливая свой товар.
Через несколько часов шатания по бесконечным рядам дядя выставил ультиматум: либо Варя прекращает выёживаться, либо он купит ей то, что нравится ему.
Угроза подействовала.
По мнению Вари, у Воронцова-старшего не было вкуса. Вообще. Абсолютно. «Бомж-стайл», как это называли девчонки из её прежнего класса. Дешёвейшая куртка из бугристого чёрного дерматина, мешковатые синие джинсы и огромные ботинки-говнодавы. А ведь денег – полные карманы! Куда смотрит Злата? Хотя, что от неё ждать? Напялит спортивный костюм и ходит как гопница!
«Мне это нравится», – сдалась Варя, указывая на зимнее пальтишко, которое она сразу заприметила. Воротник-стойка идеально подчёркивал шею, и длина была в самый раз…
«А у тебя жопа не отмёрзнет?» – поинтересовался дядя, придирчиво оглядывая племянницу. – «Здесь не юга!»
Варя фыркнула и с сожалением скинула пальто.
«Что опять не так?» – нахмурился он.
«Пуговицы дурацкие», – объяснила она.
«А мы купим другие и перешьём, правильно?» – вклинилась между ними Злата, предотвращая ссору.
… Воспоминания о покупке промелькнули перед глазами так ясно, что Варя заново пережила события того дня. Ей показалось, что она задремала. Но сон неожиданно прервался.
Что-то изменилось.
Что-то было не так.
Варя прислушалась, но не услышала ни звука. Молчали люди, молчал поезд.
Скосила глаза влево. Никого. Справа тоже никто не сидел. И никто не стоял рядом.
Странно… Если бы Варя проспала объявление «Освободите вагоны!», она бы обязательно услышала, как выходят другие пассажиры! И кто-нибудь непременно растолкал её, потому что она не какой-нибудь вонючий бомж, а миленькая девушка, которой нельзя не помочь!
Прежде чем испугаться, Варя подумала вдруг, что раньше ей не приходилось сидеть одной. Наверное, пустые вагоны можно найти рано утром или поздно вечером, но её бы не выпустили из дома в такое время!
Едва такие мысли промелькнули в голове, стало понятно, что она ошиблась насчёт одиночества: напротив расположился второй пассажир.
Девушка так обрадовалась, что забыла, как минуту назад безрезультатно осматривала ближайшие сиденья. Воодушевись наличием попутчика, который может всё объяснить, Варя принялась разглядывать соседа по вагону.
Было на что посмотреть: молодой человек обладал внешностью нордического ангела: васильковые глаза, золотистые вьющиеся волосы, безупречные черты лица… Но его нельзя было назвать смазливым. Ни грамма женоподобности! Облик его был преисполнен благородного сдержанного спокойствия. Свою красоту он нёс небрежно, как одежду. Которая тоже не выглядела ординарной.
Песочного цвета кожаный плащ с высоким воротником был слегка потёртым, как будто его хозяин прошёл десятки дорог и сотню ночей провёл у костра под открытым небом. Из-под плаща выглядывал элегантный костюм, тёмно-серый, словно старые угли. Видавшие виды ботинки со стальными носами добавляли нотку агрессивности. О, этот человек мог постоять за себя – и не позволит обидеть слабого!
Варя также отметила синюю косынку на шее прекрасного незнакомца, серёжку в правом ухе и тонкий шрам, спускающийся от левой скулы к подбородку. Каждая из деталей давала сто очков к привлекательности. Всё вместе – разило наповал.
Слишком хорошо, чтобы быть правдой.
«Хватит пялиться на него!» – мысленно приказала себе Варя. – «Не надейся! Гей или женат! Или и то, и другое»
– Ой, а что, мы в депо? – спросила она, привставая и оглядываясь.
Она уже поняла, что в вагоне пусто, но нужно же было как-нибудь отвлечься от невероятного красавца!
Встав, Варя осознала, что поезд мчит с невозможной скоростью, но движется совершенно бесшумно. В окнах вагона – лишь серая пустота.
– А… что? – Варя покосилась в сторону косынки. – Где это мы?..
– Какая разница? – спросил незнакомец. – Не надо бояться. Всё хорошо!
Эти слова усадили её обратно на вагонный диван.
Какая разница, что происходит? Варя услышала его голос – и перестала беспокоиться.
Внешность – штука переменчивая, а вот голос действительно важен! Если он мягкий и бархатистый, как мурлыканье вальяжного чёрного кота с острыми коготками, то сопротивляться бессмысленно. Идеальные парни существуют для того, чтобы в них влюбляться, иначе зачем нужна красота?
Варя мысленно подсчитала: на вид двадцать – двадцать три. Может быть, старше, но не намного. Не студент или на последнем курсе.
Она бы всё отдала, чтобы узнать, куда он едет и откуда!
Под длинными ресницами пронзительные синие глаза. Густые брови цвета кофе с молоком. Идеально прямой нос. Высокие скулы…
Потом она вспомнила про свои жалкие пятнадцать, и чуть не расплакалась: ещё же год ждать! Кто захочет связываться с малолеткой, с которой нельзя встречаться по-нормальному?
Ведь малолетка же, как не наряжайся!
Поставь их двоих рядом – обхохочешься! Элегантный рыцарь и готик-лолита с претензией на стильность.
Не пара.
Никогда!
Варя прокляла себя, вспомнив утренние сборы «в школу». Она час проторчала перед зеркалом в прихожей. Прихорашивалась и всё смотрела в сторону дядиной комнаты. Ждала, когда выйдет. Но дверь была закрыта.
Наряд Вари был продуман до мелочей: чулки, высокие ботинки, полкило цепочек на шее, браслеты, юбка-шотландка с заниженной талией. Косметики не жалела.
Хотелось, чтобы вдруг позвонил телефон. Дядя бы вышел, поднял трубку – и увидел бы Варю во всём блеске и великолепии. И если не тупой, он бы понял, что так в школу не наряжаются! Может быть, до него дошло бы, что в пятнадцать лет неприлично так выглядеть, что она похожа на «не-пойми-кого», как мама говорила…
Уму непостижимо, как это произошло, но вскоре Варя сидела рядом с очаровательным незнакомцем и выкладывала ему свои тайны, всхлипывая и шмыгая носом.
– Он не вышел! Даже когда я сказала «До свидания!» – ничего не ответил! Потому что ему всё равно!
– Он спал. Он не слышал.
– Я знаю, что он спал! – фыркнула Варя. – Но он мог бы встать и проводить!
– И ты бы обвинила его, что он следит за тобой! – проницательно заметил незнакомец и усмехнулся, но не обидно, без издёвки.
Он понимала её лучше, чем кто-либо, и от этого нравился всё сильнее.
– Может быть, – согласилась Варя, немного подумав. – Но он всё равно. Ему плевать на меня! А у меня же никого нет, кроме него!
– А где твоя мама?
– Умерла, – ответила Варя.
– Прости! – виновато воскликнул он.
– Да ладно, – вздохнула она. – Зачем извиняться?
– Наверное, тебе неприятно вспоминать об этом?
Она покачала головой.
Не хотелось врать, притворяясь бедной сироткой.
– А папа? – продолжал расспрашивать заботливый незнакомец.
Варя сдвинула густые брови.
– Не знаю! Мне дядя был за папу, а потом он меня бросил!
– Как – бросил?
– Уехал, когда мне пять исполнилось! Я десять лет его ждала!
– Но он же вернулся?
– Вернулся! Ну и что? Слишком поздно!
– Почему поздно?
– Потому что теперь всё по-другому! Я ему теперь не нужна!
– Неправда. Он тебя любит!
– Меня никто не любит! Я никому не нужна!
В конце концов, она разревелась, как маленькая.
– Возьми, – незнакомец протянул ей платок.
Платок.
Белый. Чистый. Шёлковый! С монограммой!!
Варя вытаращилась на своего утешителя, как будто он не тряпочку с вышивкой достал, а жар-птицу из-за пазухи.
– Мне не жалко. Вытрись!
Она высморкалась с трубным звуком. Покраснела, а потом, когда были вытерты слёзы и расплывшаяся тушь, убрала платок в сумочку, вместе с зеркалом.
Ангел в песочном плаще сделал такое лицо, что сразу стало понятно: кражу он заметил, но весьма одобряет такой поступок.
– Спасибо! – Варя одарила его долгим пронзительным взглядом – и получила в ответ ласковую улыбку, от которой её сердце превратилось в трепещущую бабочку.
Чтобы скрыть смущение и предательский румянец, Варя отвернулась – и увидела, что двери открываются.
– Ой, моя! – воскликнула она – и сама не заметила, как очутилась на платформе станции «Краснопресненская».
Поезд тут же тронулся, увозя самого красивого мужчину, которого она только видела. В реальной жизни, а не в кино и не в мечтах. Во плоти, рядом.
Рассказать кому – не поверят!

00:05

Комментариев нет:

Отправить комментарий