вторник, 26 сентября 2006 г.

Текущее – звенящее

Звук на моём компе сдох – и слушаю я диски на магнитолище, слушаю – сколько лет сколько зим! – «Scary Monsters & Super Creeps» Дэвида нашего Бовия. Что характерно, прусь.
Лет пять я его не слушал, если не больше, и после всего, прослушанного за этот ***** период, альбом воспринимается иначе. Но по-прежнему крайне положительно.
Красивая и талантливая сволочь. Одна тысяча девятьсот-о***неть-восьмидесятый год. Нонче так и не умеют!

Вот скоро со склада доставят Сакамоту – и поеду я в «Пурпурный легион» за новой порцией драгзов. И будет мне с этого безобразия – сборника всех клипов Бовия и всех клипов «Петти и Хартбрейкерс», нового альбома «The Wallflowers» и бестов Сакамоты – сначала очень хорошо, потом совсем плохо, а потом опять хорошо. Ну, и ладно.

Сказка моя, судя по одногруппникам, во второй тур Грелки вряд ли не пройдёт. Но сие не смертельно.
А я в последнее время плюшками балуюсь. Придумал себе большой и красивый геморрой (как будто заняться нечем):
Всех, кто любит аниме "Samurai Champloo" и вообще историю и культуру Японии, приглашаю в сообщество http://diary.ru/~champloo/, где идёт работа над материалами для русскоязычного сайта SAMURAI CHAMPLOO
Нехай будет. Заодно историю Японии подучу.

~I’ve never done anything out of blue…
Ashes to ashes funk to funky
We know Major Tom’s a junky
Strung out in heaven’s high
Hitting an all time low
~My mama said to get things done
~You’ve better not mess with Major Tom

__________________Звучит почти как предсказание

ЗЫ: Какая-то гадость завелась на моём сайте http://klmn-rdj.narod.ru/russell_d_jones.html, то ли вирус, то ли ещё что - в общем, не ходите пока туда.
Надо теперь думать, куда все галереи перенести...

понедельник, 25 сентября 2006 г.

текущее - грелочное

ну, отправил я сказку на "Грелку".
Ну, приняли её.
И только щас выловил там три очепятки.
Пошёл искать подходящую стену.
Мало того, что сказочка - так себе, так ещё и с очепятками.
Ох, горе мне, горе...

воскресенье, 24 сентября 2006 г.

Реца на аниме – для отаку и не только


«Samurai Champloo» – Дорога внутри

Легендарные провидцы древности – они были всего лишь очень наблюдательными людьми. По оттенкам закатного неба легко представить, каким было утро, и рассчитать погоду на завтра. В глазах взбалмошной девчонки можно увидеть, какой женщиной она станет и какое у неё самое главное детское воспоминание. Опытный мечник заметен уже по тому, как он держит палочки для еды. Если человек не способен заплатить за обед, но всё равно заходит в чайную – чашкой воды дело не ограничится. И если это окинавец с мечом, а на дворе то ли 17-й, то ли 19-й век – значит, духи предков футуки (или, по-окинавски, фафудзи) давно уже ждут этого парня.

В художественном произведении эпохи постмодернизма и эклектики с предсказаниями вообще легко: дороги забиты бродячими сюжетами, знакомыми мелодиями и традиционными характерами. Вот и «Samurai Champloo» начинается абсолютно неоригинально: прохожий вступается за невинного, нарушает привычный ход вещей и, что логично, попадает в переделку. Банальный штамп – или безупречно отточенный шедевр, которому не затупиться от повторений, как не теряют своей вдохновляющей силы произведения живописи, размноженные в репродукциях. Тем более что повторения имеют место быть: ронин Дзин помогает, впрочем, не бесплатно, разорившемуся чиновнику – и окинавец Муген отважно бросается в бой, на ходу подсчитывая премиальные порции мандзю. Жалким дубликатом смотрятся унылые физиономии папы-дайкана и его «мажорного» сынка, а бедная официантка Фуу дважды предпринимает попытку спасти своих драчливых героев – и тоже не за просто так.

Таких реприз в сериале предостаточно, что вполне соответствует хип-хоп саундтреку. Двойные поединки и повторяющиеся встречи, сцены и кадры-отражения, цитаты и прямые заимствования, прихотливые узоры местного колорита на устоявшейся основе детектива, боевика, мистики или комедии. Как было заявлено в названии, «чамплу» – это смесь, рагу, мозаика. Однако даже для окрошки нужен опытный повар, и ярлык «мешанина» ничего не объясняет. Любое произведение можно легко назвать «причудливым калейдоскопом, где сплавились мотивы, стили и сюжеты» и поставить на полку «Необъяснимое». Но при внимательном изучении «Samurai Champloo» оказывается вполне логичным и уравновешенным произведением.

Жанр роуд-муви, характерные признаки которого скрупулезно воспроизведены в сериале, восходит к тем временам, когда не было ни кино, ни английского. Но уже тогда этот древнейший универсальный жанр был более чем просто россыпью историй, соединённых дорогой и целью. Одиссей, Дон-Кихот, рыцари короля Артура и Фродо – для них и для многих других странствие значило больше, чем просто перемещение из пункта А в пункт Б.

Ещё одна серия, ещё одна встреча, ещё одна история, кто-то изменяет тебя, кого-то ты изменяешь – или убиваешь. Каждый день и ночь бок о бок с попутчиками сближают вас настолько, что уже и не вспомнить, с чего всё началось и стоит ли жертвовать жизнью ради, казалось бы, совершенно постороннего человека. Есть ли смысл в этой дороге – поймёт лишь тот, кто прошёл её до конца. Тяготы и беды, чудеса и трудные решения, новые друзья и тени из прошлого – каждый шаг как прожитая минута, и путешествие становится метафорой жизни.



Так в луже может поместиться луна с парой звёзд. Так нарисованные персонажи способны воплотить характеры и судьбы живых людей. Так в небольшом островном государстве, затерянном на краю света в лучах восходящего солнца, отражается весь мир со всеми его войнами, торговлей и политикой, эпохами и революциями, государствами и судьбами отдельных людей.

И никакой национальный колорит, никакие исторические детали не помешают увидеть универсальные, но остающиеся правдивыми сюжеты. Любовь, надежда, предательство, верность, смерть и месть не требуют перевода. Дети жертвуют собой ради родителей, а родители – ради детей, мальчишки совершают опрометчивые поступки, мошенники обманывают, а там, где мошенники, ищи сыщиков, идущих по следу, и полицейских под прикрытием, хвастуны получат своё, а на самого крутого бойца всегда отыщется боец покруче…

И точно также без дополнительных примечаний понятна красота. Восходящее солнце, встающее из-за гор над туманной раковиной залива, сочная зелень и пронзительная полуденная синева, золотые нити, пронзающие ветви деревьев и застывающие замысловатым узором на гобелене из палой листвы и цветов, горделивые астры во дворе старого додзё в кружевной тени алеющих кленов, изумрудный мех сосновых игл на фоне аметистового закатного неба – всё это как признание в любви, как восхваление гармонии, как банальное, но всё равно не надоедающее традиционно-японское постижение природы.

Впрочем, чего греха таить, без знания японской истории и вообще Японии «Samurai Champloo» будет не настолько интересен. Весь этот трип-брейк-дэнс-ритм-энд-бит самурайский коктейль переполнен намёками, мелочами, подсказками и шутками. Сообразно концепции роуд-муви, сериал отличается серьёзным набором персонажей, второстепенных и эпизодических – почти для каждой серии свой комплект. И поскольку на каждую серию свой сюжет, кроме внешности и голоса персонажи могут похвастаться причастностью к 17-му, 19-му или 20-му векам. Например, здесь действует художник Хисикава Моронобу и легендарный воин Мусаси Миямото, упомянут Франциск Ксавье и Симабарское восстание христиан, спародирован, но бесспорно узнаваем Энди Уорхол. Есть зомби, похожий на Брайана Джонса из Rolling Stones. Есть свежеизобретённый математический знак. И даже у имён есть своё значение – как дополнительные сюжетные линии, вплетённые в пёструю ткань основного повествования.

«Samurai Champloo» издевательски детален, и уже в этом своём свойстве может быть причислен к элитарному аниме. Не удивительно, что он провалился в Японии, где в мультиках не терпят сложности и зауми! Но для въедливых гайдзинов это какое-то «золотое дно» и праздник души. Разбираться в монах на кимоно Дзина – Такеда или не Такеда? Дотошно анализировать приёмы Мугена. Вылавливать реальных исторических лиц и отделять их от героев телесериалов. Спорить над тем, реально ли было организовать подпольное производство ружей, и кто из европейцев сумел доплыть до Японских островов...

Подобная проработка и продуманность поражает и подчас опьяняет, подчас мешая полностью погрузиться в происходящее. Знание истории может помочь, а может запутать, поскольку наравне с историческими фактами хватает фактов выдуманных и очевидных анахронизмов. Но как сказал в интервью журналу «Newtype» режиссёр и главный виновник этой фантасмагории: «Время действия – эпоха Эдо, примерно 60 лет после того, как закончились беспорядки после Сэнгоку, периода междоусобиц и конфликтов. Но забудьте об исторических деталях. Думайте об этом как о неком временном отрезке через 60 лет после окончания войны».

Итак, предположительно время действия сериала – 1675 год. Но вряд ли стоит всерьёз придерживаться этой даты. Скорее, это некий гипотетический год «через 60 лет после окончания войны». Все уже привыкли к миру и порядку, но ещё помнят тревожные времена. Однако вместе с войной уходит что-то важное, то, что называют «честью», «доблестью», «готовностью умереть за кого-то».



Знакомая, повторяющаяся ситуация, когда мир становится другим, а ты привык к тому, что было раньше. Знакомое, вечное чувство – желание родиться в другом веке. Судьбы неукротимых рубак и принципиально честных воителей, коим выпало жить в эпоху благополучия и компромиссов.

Муген, Дзин и Фуу – главные герои «Samurai Champloo», лейтмотив, основа и повод. Эти трое вобрали в себя столько характерных классических черт, что могут показаться ожившими типажами среднестатистического аниме. (Есть в этом что-то издевательски-насмешливое, знакомый почерк Ватанабэ-сэнсея: сделать на первый взгляд шаблонных героев более чем достоверными и живыми).

Загадочный и романтичный интроверт, дикий и задиристый мужлан, девчонка, которая хочет быть самой красивой, всё узнать и кушать много и почаще. У каждого из них, как и положено, есть прошлое, вполне конкретное и являющееся, по сути, нижней, невидимой частью айсберга. В день своей встречи они не были «чистыми листами», хотя и старались казаться такими. Но именно этот «груз тяжких дум», воспоминаний и долгов наполняет смыслом их путешествие и определяет его завершение.

Сдержанный, церемонный, ускользающе-молчаливый, словно рыба, ронин Дзин – ученик знаменитого мастера, которого однажды превзошёл; несправедливо оклеветанный, как и положено «плохому хорошему», он вынужден постоянно расплачиваться за свой поступок и с каменным лицом выслушивать обвинения в предательстве. Парадоксальная закономерность, но человеку, ставящему честь превыше всего, приходится жить с клеймом бесчестия. Будущего нет, о прошлом лучше не думать, если и можно на что-то надеяться, так это умереть в бою с достойным противником.

Взъерошенный, неугомонный, драчливый, как петух, Муген – пират с Рюкю, не расстающийся с мечом, несмотря на строжайший запрет окинавцам носить оружие. Семьи нет, друзей нет, доверять некому, возвращаться некуда. Единственная радость – подраться с кем-нибудь по-настоящему сильным. Понятно, что однажды встретиться кто-нибудь слишком сильный, но стоит ли об этом переживать?

Фуу – это Фуу. Всё, что у неё есть – ручная белка, детские сны, аппетит и обида. В конце концов, обида становится целью, ведь если ты не способен помочь близкому человеку, ты, по крайней мере, можешь попытаться отомстить тому, что виноват в твоих бедах. А когда в перспективе – работа официантки в чайной (а могут и в бордель продать), то самая призрачная цель покажется достижимой. Например, найти самурая, пахнущего подсолнухами.

Терять им было нечего. Но сколь удивительным оказывается тот факт, что эту историю сплетает воедино упорство девчонки из чайной! Случайно стечение обстоятельств. Или сочетание тайных желаний. Для Мугена и Дзина, таких разных и вместе с тем страшно похожих в своей упрямой обречённости, Фуу стала поводом жить дальше. Не стремиться к гибели, не искать и, в конце концов, найти об кого свернуть шею, не ждать мстителей – но двигаться куда-то, что-то делать, на что-то надеяться, пусть даже не для себя.

Без неё им пришлось бы драться – насмерть, как понял каждый из них при первой же схватке. В глазах друг друга они увидели свою смерть. Поиски закончены… Но видимо, в каждом из них что-то стремилось к жизни – так Дзин открывал для себя любовь, так Муген спорил с духами.

Самая уязвимая и слабая, беспомощная и нуждающаяся в постоянной защите, пусть на короткий срок, Фуу наполнила смыслом жизни двух бродяг. Более того, она позволила им искупить свои грехи и освободиться от прошлого. Потому что и Муген, и Дзин испытание это удивительное ощущение – быть кому-то нужным.

Со стороны всё выглядит довольно смешно. Любитель женщин с большими сиськами позволяет избивать себя из-за никчёмной и вдобавок плоскогрудой девчонки. Безжалостный Кария Кагетоки, «Рука Бога», так и не понял, зачем Дзин идёт на верную смерть – но ведь там, на краю обрыва, застыла Фуу, которая за время странствий стала таким близким человеком, а ещё есть Муген, и как потом смотреть ему в глаза?..

Оказалось, что Фуу помогла им пройти через смерть и возрождение – неожиданно христианские мотивы в эпоху гонения на христиан. Грех Мугена из тех времён, когда он был пиратом и убивал без жалости и сожаления. Грех Дзина из тех времён, когда его меч был «для него одного». Прошлое осталось на берегу Икицуки вместе с обломками мечей – и отныне свободные Муген и Дзин разошлись в разные стороны.

Так и должно было быть – и дело не в «простом» решении предполагаемого любовного треугольника, хотя эта примитивная, но понятная схема кажется всё объясняющей. Наверное, об этом думала Фуу в последнюю ночь у костра, когда она «делились тайнами». Есть нечто большее, чем просто влечение. Есть близость значимей страсти. И чтобы не разрушить обретённое родство, надо расстаться – проверить, насколько действенна эта связь и это возрождение.

Для самой Фуу возрождением стала встреча с «самураем, пахнущим подсолнухами» – чудом невозможным, говорили же ей, что подсолнухи не пахнут! Но чудо свершилось, она успела и получила свой ответ. И освобождённая от детских обид, отправилась дальше – расти и становиться роковой красавицей. И наверное, искать своего завершённого героя, ибо Дзин и Муген были лишь половинками: романтик и драчун, две крайности, из которых невозможно выбрать что-то одно.

Так внешне сумбурный и несвязный сериал превращается в удивительное сплетение боёв, философии, чувств и просто приключений. Дорога в мире и дорога внутри. Плюс сногсшибательный саундтрек. Плюс великолепный ансамбль сэйю. Плюс потрясающая прорисовка… Надо бы ещё раз пересмотреть.


Выражаю сердечную благодарность Tenar и Verbnic за помощь в правке рецензии

четверг, 21 сентября 2006 г.

Итак, вопросы

Треба примеры из фантастики (в широком смысле этого слова, но не «Война и мир» и не «Тарас Бульба»):

1. Нарисованные карты (если есть сканы – кидайте)

2. Повод для начала войны (самые «забавные» и «дурацкие»)

3. Форсирование естественных преград (переход войска или группы героев через реки, горы, болота и т.п.)

4. Перемещение войск или группы героев (запомнившиеся моменты по продолжительности перехода [«и шли они так три месяца»] или по его скорости [«на следующий день они уже достигли цели»]

5. Повороты сюжета, зависящие от физических особенностей мира – либо, напротив, отсутствие каких либо изменений в происходящем несмотря на произошедшие катаклизмы (сезонные изменения погоды, внезапное изменение погоды, землетрясение, извержение вулкана и т.п.)

Цитат не прошу (хотя был бы зверски благодарен), но достаточно описаний типа «В «Романе» Автора примерно в середине они долго куда-то шли».
Сапковского не надо.
Если есть в «запасниках» ссылки на статьи или рецензии, где рассматриваются географические особенности мира в романе, где идут боевые действие – тоже спасибо.
Кидайте комменты сюда или на почту – как кому удобно.
Всем заранее спасибо.

Большое "плизззз"

Френды мои!
Вы все такие умные! Книжки читаете... разные...не то, что я...

Так вот, если книжка, которую вы читаете (или только что прочли, или очень хорошо помните)
~а. фантастика или близко к тому
~б. про ведение военных действий (в разных формах)
~в. вы помните, о чём там, и имеете время и желание уделить мне немного вашего драгоценного времени

Отметьтесь в комментах, и тогда я вывешу ряд вопросов – мне это нужно для статьи

Всем заранее спасибо
С меня – ну, что там с меня... ну, что вы там пьёте, алкоголики?..

Звёздный мост как он есть


Таким он мне и запомнился - таким он и был: загадошные дэвушки с артистичным изяществом трескающие лук вприкуску с сырком на фоне чьей-то лысины и чьей-то задницы под сенью желтеющих дубов в свете заходящего сентябрьского солнца...
Примечание 1: В роли дэвушки – morry_slc
Примечание 2: Обладатель лысины – bazooka_john
Вопрос: Чья жопа?

среда, 20 сентября 2006 г.

типа флешмоб - хеппи бёрсдей!

Поздравляю Ивана Наумова с днём рождения!
Желаю здоровья, благополучия и творческих успехов!
И чтобы ничто нигде не застревало и проходило гладко, как по вазелину.
И пить поменьше - достали уже со своим бытовым алкоголизмом.
Что там ещё... Не толстеть... Написать мега-роман... Порвать ещё что-нибудь - например эту, как её... дырку... трещину... отверстие... А! просвет! Во! - порвать ПроСвет. Ну, хотя бы поучаствовать и показать всем, где кто зимует. Ну, на работе чтобы всё было тип-топ. И всего, чего сам себе желаешь.
Sic!
-------
Russell

вторник, 19 сентября 2006 г.

«Звёздный Мост – 2006» без звёзд и без мостов

Часть 4: Забавственные штуки

Кроме чего поесть в Харькове было много чего посмотреть. На сеансы Кашпировского. На убийственную рекламу. На тотемы и яйца динозавров (в стиле «МТС отдыхает»).

ВОПРОС № 2: На ком сидит девочка в полосатых носках?

Тотемы, великанские куличики и танк-гермафродит. Про танк писать не буду – наверняка большинству это скучно. Но танк замечательный – единственный такой в мире.

После долгих попыток была сфотана полосатая маршрутка.
И найден гигантский градусник.
Обратите внимание на разницу в запретах по-английски и по-русски (это из лифта «Мира»). А в другом номере «Мира» нашлось объявление: «Пожалуйста, не вытирайте полотенцами обувь!».
Так вот – не надо, пожалуйста!

Звёздный Мост – 2006: Забавственные штуки

«Звёздный Мост – 2006» без звёзд и без мостов

Часть 3: «Коники» и другие объедальные места

Кроме статуй, солнца и правильного неба Харьков порадовал обилием мест, где можно вкусно и до смешного недорого покушать. Кушал я там раза в 3 больше, чем в Москве. Ибо вкусно, да ещё и красиво, как в музее. На первом месте, безусловно – «Коники». Хрень, которая там висит под потолком – это хрень из моих детских снов. Хочу такую срочно. Сделать, что ли?
Плюс расписная стена. Похожие расписные стены, только на пионерскую тематику, были в другом месте (но кухня там гораздо хуже и эти сволочи выгнали меня и заставили стереть все снимки – чудом осталось немного красоты с прошлого раза).

Рядом с «Кониками» случайно нашлось кафе уровня ресторана – и по ценам (почти московские, но и по качеству. Суп лечо спас меня от жесточайшего похмелья, да и в остальном – великолепно).

Звёздный Мост – 2006: «Коники» и другие объедальные места