четверг, 31 августа 2006 г.

«ЗдесьЯ!» – эпизод 1


Бисер

Кофе кончился; на край запрокинутой кружки лениво выползла жалкая капля гущи. Юкка слизнула её и покрутила головой, чувствуя, как хрустят затёкшие позвонки. В сумраке, куда едва доставал свет лампы, мерцали стрелки будильника – четыре часа до подъёма. «Успею!» – улыбнулась она и сделала ещё один стежок.

Слишком быстро, слишком резко и быстро. Юкка торопливо отдёрнула исколотый палец, оберегая драгоценную вышивку от крови, и в ужасе замерла. Гулкий грохот в предутреннем покое оглушил, словно смертный приговор. Никаких сомнений, можно не смотреть, и без того понятно, что баночка с бисером слетела на пол.

Ненавистное чувство жалости к себе. «Только не реви», – приказала она себе и стёрла кулаком выступившие слёзы. Бусинки катились, каждая в свою сторону, большинство – под диван. В это мгновение она бы душу продала за волшебный пульт и возможность прокрутки.

Отложила шитьё, поднялась, потёрла онемевшие бёдра. Бусины кололись сквозь носки, словно галька на пляже. Встала на колени – и сотни маленьких тупых игл уперлись в кожу.

Вместе с бисером под ладонь попадали комки пыли, кусочки ниток, крошечные обрезки картона и прочий мусор. Юкка осторожно складывала всё найденное обратно в баночку, стараясь не думать о том, что давно не убиралась, что по привычке опять будет облизывать кончик иглы, что надо бы помыть руки… Но выходить не хотелось. Даже ради кофе.

Она оглянулась на дверь. В коридоре было темно, да и в комнате только круг света от настольной лампы ограждал от подступающих теней. Юкка показалось, что во всём мире сейчас вечная бездонная ночь, и у неё есть только этот яркий белый шатёр, иллюзия защиты. В детстве она знала наверняка, что там, за дверью, в шкафу и под кроватью кто-то есть. В темноте всегда кто-то обитает. Как в воде.

Баночка наполнилась лишь на половину. Юкка вздохнула, подползла к дивану, собирая подушечками пальцев пропущенные золотистые капельки. Никого там нет. Нигде никого нет. Вообще никого нет. Она просунула ладонь дальше под диван и наткнулась на что-то мягкое и мохнатое.

Под диваном заворочались. Юкка стояла на коленях, скорчившись и вытянув руку, и крепко-крепко прижимала к груди баночку с драгоценным бисером. Тот, кто был под диваном, взял её за кончики пальцев и перевернул ладонь. А потом положил туда-то что-то маленькое, еле ощутимое по весу – бусинку. И ещё одну. И ещё. Юкка счастливо улыбнулась, поставила баночку рядом с собой и принялась другой рукой подбирать остальное.

Баночка постепенно наполнялась. Виновато тикал будильник. Ноги затекли, но Юкка не решалась поменять позу. Всё могло исчезнуть в любой момент. «Наверное, он боится света», – подумала Юкка. «Стесняется? Некрасивый, поэтому не хочет, чтобы я его видела».

Она уже не беспокоилась о тех, кто прятался за дверью. Даже если они проникнут в внутрь, у неё есть защитник. Тот, кто беспокоится о ней, кому не всё равно. «Надо бы его отблагодарить», – решила Юкка. «Сделать что-нибудь приятное. Интересно, что ему нравится?»

среда, 30 августа 2006 г.

текущее - петьевское

Почему этот голос оказывает на меня столь сверхъестественное воздействие?
...Помню, мне было лет 11-12, мы жили ещё в старом двухэтажном доме сталинской постройки: смехотворно узкие коридорчики, две смежные комнатушки. Мама и отец сидели на кухне, а в коридоре на тумбочке стояла моя магнитола, кажется, купленная на первые заработанные деньги. И по радио передавали «Mary Jane Last Dance». Я не знал, кто это и что это, но пропёрло так, что я бросил завтрак – и сидя на корточках, прижавшись ухом к динамику – впитывал.
Потом, много позже, когда отца уже не было, я встретил первого senseiя, и у неё, в комнате с битлами на стенах и с вредными кошками на подоконнике, снова услышал и узнал...
Четверть чероки даёт неплохой результат. И рекенбеккеры. И губная гармошка...

Tom Petty - FOREVER!!!

Был в Пурпурном Легионе. Теперь у меня есть «Fear & Trembling» по роману Амели Нотомб, «Оклахома» (ура-ура!) и – ааааааааааааааа – «Highway Companion», свежевыпущенный альбом Тома Петти. Под продюсерством Джеффа Линна + сам Том и Майк Кэмпбелл (гитарист Heartbreakers).
Том похож на стаарого индейца, теперь уже не белобрысый, а седой. Майк, мамочки дорогие, отпустил седую бороду. Майк с бородой – застрелиться. Джефф Линн не изменился абсолютно. Bugs (бессменный петьевский роуди) тоже. Буклет диска – с обложкой под кожу, как паспорт. Картинки посмотрел. При копировании названия песен – на японском. Ага, даже не удивляюсь. Щас буду слушать.
Если начну странно себя вести, вы не удивляйтесь, пожалуйста.
***
...первая «Saving Grace» – уже это что-то. Рок-н-ролл, мля, жив, и не надо ***ть!
***
Свежая, яркая, солнечно-ветреная смесь Heartbreakers, Electric Light Orchestra и The Traveling Wilburys... Рой и Джордж улыбаются с небес – Отис и Чарли Т. Младший не подвели.
***
"Turn This Car Around"
RRRRRRRRrrrrrrrr!!!!!!!!!! Kill me please!! Kill me gently!

вторник, 29 августа 2006 г.

"Cthulhu Is Back" - баян? понра!

Стырено у eiri Там вообще много шикарных миниатюр - советую

Я был плохим пионером
Во время тихого часа
Я залезал в шифоньеры
Выл изнутри низким басом
И говорил раздраженно
Мне сам вожатый отряда
"Пацан, ну че те не спится?
Ну че те, больше всех надо?"

А я молчу, ну что тут можно ответить?
Сижу молчу, крошу тихонечко булку
Зачем болтать? Ведь тут и так в ясном свете
Всем видно то, что я... Совсем пацан, а вот...
Никем не призванный...

Я повзрослел беспричинно
Родную гавань оставил
Днем отсыпался в глубинах
Зато ночами буянил
Соседи по пантеону
Мне говорили с досадой
"Мужик, ну че те не спится?
"Ну че те, больше всех надо?"

А я молчу, я не люблю перепалки
Сижу и жду, ночами лишь на прогулку.
Ведь ясно всё, не надо даже к гадалке
Все дело в том, что я... Все просто так, а я ...
Зовите люди, я.... Буа-ха-ха-ха...

Я знаю время настанет
Слова прочтут над проливом
И я восстану из моря
И захвачу власть над миром.
Мне скажет президент Путин
Перед в мою честь парадом
"Ну блин, ну че не спалось-то?
Ну че те, больше всех надо?"

И встану я во весь мой рост и брошу небрежно.
И речь моя, типа случайно, звучать будет гулко:
"Пойми, Вован, - скажу ему, - Ведь это все неизбежно.
Все дело в том, что я... Никто не знал, а я…
На самом деле я -- Кхтулху".
(с)Uesugi Eiri

Are you bothered with my complaints? Then in English

She said: I don’t understand it, but I know better.
She said: I don’t want to know about it – I already have solved it all for myself.
She said: It’s correctly that you speak but I consider it is necessary to make on the contrary.

Good Lord! Give me any copywrite award like “Silver Мercury”. Not for myself – for cause. I hope it would be heavy. And stronger than their charming heads.

понедельник, 28 августа 2006 г.

бета-тестинг аниме-рецы


«Paradise Kiss» – Обязательно разговаривайте с неизвестными

Рай недостижим. Мечта, исполнившись, умирает. Сказка кончатся хеппи-эндом, но потом – никакого волшебства. И глупенькая Золушка плачет, потому что слишком поздно поняла: просить надо было не платье и туфельки, а вечное первое свидание с прекрасным принцем. Невозможно? Тем лучше! Кто же знал, что нет ничего дороже сомнений и неизвестности, и вся роскошь свадебного бала меркнет по сравнению теми минутами, когда она поднималась по широкой мраморной лестнице королевского замка... Потому что дальше – сплошная скучная реальность.

А реальность такова, что от неё хочется куда-нибудь сбежать. Проще всего отаку, геймерам или, например, рок-фанатам: для них пошлина за посещение рая – вполне конкретная денежная сумма, впрочем, порой запредельная. У людей творческих ситуация позапутаннее, и проблема не только в капризах музы: приходится разбираться в противоречиях между желанием выразить себя и необходимостью себя же и кормить. Герои «Паракисса» – студенты художественной академии, и каждый из них на свой манер лелеет надежду совместить вдохновение и пополнение банковского счёта. И если одним судьбой предначертано прожигать наследство или сидеть на шее у богатых родителей, другие всерьез задумываются о перспективах, тем чаще, чем ближе выпускной.

Мир моды – достойная альтернатива придворной жизни, однако, принцам завидуют лишь нищие, далёкие от королевских дворцов, и дизайнерско-модельный бизнес оказывается всего лишь бесконечной гонкой за прибылью и успехом. Модель нужна, пока не потолстела и не состарилась, дизайнеру рады, пока он в состоянии удовлетворять желания покупателей, а не свои собственные фантазии. Неслучайно «подмастерье» Араши постоянно упрекает Джоржди, главу их маленькой студии, в непрактичности и мечтательности. Кому нужны шикарные наряды, в которых не пройтись по улице, кто будет возиться с бисерной вышивкой, какой смысл в раскрашенных розах?

Но на расчётливость романтичного панка находится свой приговор: а кому интересен устаревший рок? Если Араши считает, что дизайнер обязан ориентироваться на повседневность, то почему тогда он сам бренчит на гитаре, тратит время на репетиции со своей группой и имитирует стиль прошлого века? Рваные джинсы давно перестали кого-то удивлять. Стоит ли цепляться за неисполнимое и невозможное?..

Рай слишком непрочен, рассыпается вместе с иллюзиями юности, утекает сквозь пальцы песком, как бесценное время. К концу сериала каждому из героев придётся это признать. Но если одни откажутся от мечты – и пусть с горечью, но осознают свой удел «помогать более талантливым», другие отправятся искать свою «синюю птицу», точнее, синюю бабочку, или может быть, волшебную синюю розу, воплощение чуда, которого так не хватает.

Но это будет потом, а пока они все вместе, в уютном подвальчике бара, переделанного под ателье, творческий коллектив под предводительством талантливого Джорджи: Изабелла-раскройщица (и по совместительству повар), Мивако и Араши, что называется, на подхвате, есть свой лейбл – «Паракисс», есть маленькая, но вполне достижимая цель: взять первое место на конкурсе студенческих работ. Осталось найти модель.

Примерно так устроены современные чудеса: удачное стечение независящих от тебя обстоятельств, невероятное совпадение твоих тайных желаний – и чьих-то конкретных планов. Всё равно что найти клевер с четырьмя лепестками на искусственной клумбе. В большом городе, в шумной толпе, где можно разойтись с близким другом – тебя настигает нечто, с привычной жизнью абсолютно несвязанное. Как нормальный человек, ты пытаешься исчезнуть.

Старшеклассница, которую окликнул Араши, подходила под параметры модели.

Диковатый панк, который ни с того привязался к Юкари, был для неё олицетворением хаоса. Волшебство часто кажется враждебным.

Юкари была совершенно нормальная и правильная, и у неё всё было хорошо, потому что за неё всё решили, давно уже проложили удобную колею, дали хорошего пинка – и она послушно училась, училась и училась, иногда вздыхая, что могло бы быть как-то иначе, но принцев уж точно не бывает, а что-то более конкретное… Для этого же надо вылезти из колеи, а снаружи страшно: там много неизвестных и непонятных людей.

В общем-то история знакомая до смешного: одного низкорослика тоже вот так оторвали от родного-привычного и послали далеко-далеко. Юкари повезло больше: ей рассказали, что от ней требуется, и дали три дня на подумать. А чтобы думалось легче, сиятельный и обольстительный Джорджи начал её обрабатывать, да так умело, что она по привычке сдалась.

Так впервые в ритуальном поединке скучная реальность схлестнулась с невозможно-желаемым. Нет сомнений, кто выиграет – но это не повод отказаться от сражения! Каждая серия «Паракисса» начинается с робких попыток фантазии проникнуть на враждебную территорию. В сумрачные размытые картины города вползают и впрыгивают диковинные создания – то ли режиссёрская шутка, то ли намёк, что сам по себе мир не меняется, но он способен стать иным в воображении того, кто открыт для волшебства.

Но едва мечта начинает воплощаться в конкретных действиях и поступках, она немедленно искажается под взглядами посторонних. И романтичный побег из дома превращается в глупый поступок вздорной девчонки. «Только представь, какие будут последствия!» – возмущённо делится с подругой по телефону хозяйка модельного агентства, не зная, что в приёмной её ждёт такая же смущённая беглянка.

И строгая мать Юкари на самом деле права, потому что если человек не знает, чего он хочет, его надо направлять и заставлять. А если дочь возвращается домой после полуночи, значит, она попала в дурную компанию – и ведь попала же! Конечно, в сказке даже дурная компания оказывается сборищем незлых и интересных людей, но всё равно Юкари для них – прежде всего модель. Можно ли назвать настоящей дружбой отношения, которые завязались с вопроса: «Какой у тебя рост?»

А хорошенький, но немного занудливый одноклассник Токумори всё же мудрее сногсшибательного Джорджи, потому что любить – значит заботиться и поддерживать, а не бросать с высокомерной усмешкой: «Решай сама!». Назойливый Токумори-кун, терпеливый и снисходительный, второстепенный персонаж, который мало на что влияет – разве что заставляет задуматься, почему таким тихим всегда предпочитают панков и стиляг. Добрая фея без волшебной палочки, решившая во что бы то ни стало творить чудеса, даже понарошку.

Храбрее всех за мечту бьётся Мивако, ещё в школе твёрдо решившая не взрослеть и с отвагой Дон-Кихота игнорирующая необходимость быть серьёзнее. Китайские конфеты становятся лекарством, а если не помогут – милый Токумори-кун что-нибудь обязательно придумает. Но мало кто готов к подобному отчаянному героизму. По закону природы куколка становится бабочкой, взросление разрушает очарование новизны, с опытом приходит равнодушие, и в конце концов от рая остается лишь ключ: можно открыть, но как выросшая Алиса не могла попасть в прекрасный сад, так и Юкари может лишь смотреть и вспоминать те несколько недель накануне.

Чудесные, волшебные, безумные дни – и эндинг с super-deformed героями лучше всего иллюстрирует отношение к тем временам. «Как мы колбасили! Как не спали всю ночь! Как пытались успеть! А помнишь?..» – и так далее. Трудности забываются, когда всё позади – кажется, что всё было просто. Прощаешь обиды, думаешь о приятном, и где-то там мотыльком бьётся мысль: «А если бы не… Как бы всё повернулось, если что-то вышло иначе?..»

Гламур и глянец, подчёркнуто кичовые заставки между сценами, ирония и лёгкая пародия на яой (звёздочки, сияние, роды и кружевные фоны), чиби и super-deformed, изысканная игра света и тени на лицах героев – все это делает сериал необыкновенно лёгким и приятным, как умело приготовленный коктейль. За внешней красотой трудно разглядеть сюжет и порой хочется просто наслаждаться великолепной анимацией. Так для равнодушного прохожего парочки за столиком уличного кафе болтают о пустяках и пробуют десерт. Но стоит вглядеться и вслушаться, начать замечать детали и нюансы – и зазвенят осколки разбитых сердец, а ничего не значащий жест обернётся так и не произнесённым монологом-признанием.

В «Паракиссе» сплетено несколько последовательно проработанных сюжетных линий, и каждому герою хватило времени, чтобы выразить себя. Взаимоотношения Араши и Мивако, грубоватого панка и розоволосого ангела, противоположностей, ставших почти семьёй, но сумевших сохранить что-то из детской дружбы. Взаимная безответная любовь Юкари и Токумори – забавный и традиционный ход, если к финалу всё разъясняется, трагическая нелепость, когда чувства останутся непонятыми. Пара Джорджи и Изабелла – одноклассники-однокурсники, лидер и преданный помощник, талант и его тень. Сам Джорджи – яркая харизматичная личность, обладающая даром изменять судьбы других, но в какой-то момент оказавшийся беззащитным перед собственным выбором. Юкари, вначале безвольная и легко попадающая под чужое влияние, но обладающая упорством и серьёзностью, способной внушить уважение.

Люди меняются, влияя друг на друга, и не всегда можно чётко определить, кто причастен к твоему выбору, но безусловно, каждая встреча оставляет отпечаток. Через много лет, когда позади восхождение по лестнице вверх, в неизвестность, когда цель достигнута – начинаешь скучать по тому времени, когда всё завертелось. Удивляешься, как всё удачно сложилось должным образом. И хочется пережить это снова, потому что это самые драгоценные моменты. И хочется плакать, потому что их уже не вернуть.

Последние минуты сериала – это то, о чём сказочники не рассказывают никогда. Голос повзрослевшей Юкари, уставшей от гламура, роскошь, превратившаяся в опостылевшие серые будни, в которых опять экзамены-успехи и страх не оправдать чужие ожидания. Что пошло не так, где ошибка, когда сказка растворилась в повседневности? Джорджи увёз с собой все райские поцелуи и голубые розы. Единственное утешение – вспоминать, как всё было. «Я проснулся сегодня утром и решил: хочу, чтоб меня любили. И я знаю – это будешь ты. Считай, что тебе повезло…»

текущее - переводческое

Что это за язык, в котором есть глагол «nudge», обозначающий «слегка подтолкнуть локтем», но нет слова для «совести»?
И это, фактически, международный язык…

Эй, тау-китяне, хреновые исследователи отсталых цивилизаций, а слабо потом провести сравнительный анализ между языком, формирующим мировоззрение, и результатами, к которому привело это чёртово мировоззрение?!

пятница, 25 августа 2006 г.

Жду

Два фильма истово жду - и схожу на них непременно:
"Фонтан" Аронофски (кадры: http://www.filmz.ru/pub/8/5514_1.htm)
и
"Парфюмер" Тыквера (кадры: http://www.kino-govno.com/images.php?id=perfume&show=all)
По крайней мере в 35ММ должны идти... Вопрос: через сколько недель после мировой премьеры?

четверг, 24 августа 2006 г.

отаку оценят

После обеда вышел покурить,
у главного входа бизнес-центра общались два японца. Кажется, обсуждали Москву.
Стоял, слушал, получал эстетическое удовольствие. Красивый язык, мягкий и музыкальный.
Взгляд рефлекторно искал внизу субтитры.

среда, 23 августа 2006 г.

текущее - опять совпадения

На ряде ресурсов обнаружена моя реца на "Стального алхимика". Авторство указано, всё нормально, всем спасибо
Но
Почему именно эта? И почему я обнаруживаю это сегодня, после полутора дней болезни, когда в качестве "приятного посмотреть" был выбран именно "Алхимик"?!
Мистика...

вторник, 22 августа 2006 г.

родил

Литературная дуэль, организованная Лялей Брынзой [ох, не стоило её френдить – что за сумасбродная особа!],
условия, поставленные её противником Отважным Анонимом [тоже не самый съедобный товарищ],
и финальное решение: поэтическое произведение «о человеке и его оружии» [вспомним «войну и мир» на зарисовке…] –

– сии обстоятельства некоторым образом меня взбодрили,
а успешно побеждённая простуда [чёрт, вот опять, прямо на клаву – где мой носовой платок?!] добавила самоуверенности –

– и после продолжительного перерыва я сочинил стих.
Сочинил – и опять пообещал себе никогда больше этого не делать.

Я не знаю, почему, но поэзия у меня получается исключительно пафосной и занудной.
Видимо, рифмоплётческий зуд действует на меня примерно также, как и водка (кто был на первом заседании мастер-класса Лазарчука на прошедшем Росконе, те помнят: после водки я страшно пафосный и занудливый человек [мля, ну, зачем же я тогда пил?! мой рассказ как раз обсуждали – а я об этом ни ежа не помню…])

Короче, вот


* * *

Быть просто хитрым и ленивым зверем:
Пометил территорию – и спать,
Но почему тогда теряю время,
Пред бодрствованием – благоговею
И времени готовлюсь глотку рвать?

Тогда мой хищник станет мне добычей,
Тогда оставлю след не только в «здесь» –
Без лишних уточнений и кавычек,
Взломаю правил каторжный обычай,
Взведу на место правд свою ерЕсь!

Итак, сражаюсь – всем, что подвернётся,
Рублём и рифмой крою и рублю,
С отвагой Гамлета и кроманьонца,
Пером и шпагой – от морей до солнца,
Ахавом стану – сердцем застрелю!

За право называться чем-то большим,
За право называть, творить и слыть –
И пусть мне будет тягостней и горше,
Потрачу жизнь, не хватит – значит, дольше
За право миллиардной дроби – быть.

За «быть» – забудь о райских кущах,
Есть «ныне» – от него всегда пляши,
Не думай о предтечах и грядущих
И чаще применяй своё оружье,
Смывая славой ржавчину души.

А там – смогу однажды убедиться,
Что на верху, как сказано, светло.
И мне посвящены слова и лица,
Но кто сумеет провести границу:
Где я – а где оружие моё?


(22.08.06)


* * *
Не люблю давать название стихам. Ибо ограничивает восприятие.
Если общественность одобрит, вывешу в дуэльном сообществе – я там, типа, судья [о да, это прогресс!]

ЗЫ: Да, много глагольных рифм. Да, я знаю, что это пошло. Да, я знаю, что рифмы – это пошло! А люблю, чтобы с рифмами – воздействует сильнее. Sic

ЗЗЫ: Примечания:

1.
Отвага Гамлета – это его желание «вправить вывихнутый век».
Одна из строк, которые сидят у меня в голове.

Но не во всех переводах использовано именно это выражение. Вот здесь про это (и про другие «тёмные места») интересное исследование: http://2002.vernadsky.info/raboty/h4/w02129.htm

//«The time is out of joint; - O cursed spite,
That ever I was born to set it right!
(Век вывихнут, о, проклятый жребий, что я рожден, чтобы его вправить!)

Радлова: Век вывихнут. О злобный жребий мой. Век вправить должен я своей рукой.
Пастернак: Порвалась дней связующая нить. Как мне обрывки их соединить?
Лозинский: Век расшатался – и скверней всего, Что я рожден восстановить его. //

2.
Ахав – капитан китобойного судна в романе Мэлвилла «Моби Дик». Там есть такие строки (потом найду точную цитату): «На белый горб кита обрушил он всю ярость, всю ненависть, испытываемую родом человеческим со времен Адама; и бил в него раскаленным ядром своего сердца, словно грудь его была боевой мортирой» (Перевод с английского И. Бернштейн)

Разумеется, я не помню весь роман наизусть (хотя читал и крепко уважаю), но фразу об Ахаве и его безумной целеустремлённости цитирует Патрик Стюарт в одном из фильмов «Звёздного контакта» (есть такая фантастическая сага). Патрик Стюарт играет в «Звёздном контакте» капитана корабля – и он же играет Ахава в одной из последних экранизаций «Моби Дика». Серьёзный английский театральный актёр – и как он прочитал эти строки, так они мне и запомнились…

пятница, 18 августа 2006 г.

маленькие радости взрослых идиотов

Купил вчера в магазине коробку пластилина. 46 руб. 360 грамм. 18 цветов.
ВОСЕМНАДЦАТЬ ЦВЕТОВ!!!
Мечта детства, блин, золотая. Почему всё так не вовремя в жизни?...
ЗЫ: Пойти, что ли, ещё прикупить – вдруг не хватит?

Piano

Люди! У меня ЩАСТЬЕ!!!

Сегодня забрал заказанный в «Пурпурном легионе» саундтрек Майкла Наймана к фильму «Пианино». И вот сейчас его слушаю.

Как прочёл в метро, нетерпеливо вскрыв альбом, в фильме музыка должна была стать выражением души немой Ады – и Найман писал музыку не для фильма, но для одного человека, у которого нет другого способа показать свои чувства другим. Словами – и то редко удаётся выразить, что задумано...

Слушаю – и сам становлюсь этой музыкой. Много лет искал этот саундрек, пока добрые люди (спасибо deird_re!) не подсказали. Я крепко подсаживаюсь на музыку, заболеваю всерьёз и надолго. Похоже новый приступ уже начался.

Эх, если бы мне ЭТО дали послушать, и джаз, и Йоко Канно – когда я в музыкалке дох со скуки по желанию родительницы... Я ж пиано продал через неделю после вручения свидетельства об окончании! А тут такое... Плавное, страстное, бешено-неусмеримое, задумчивое, тоскующее...

среда, 16 августа 2006 г.

OTAKU ONLY - бета-тест статьи


Накадзава Кадзуто


Вполне вероятно, когда-нибудь аниме признают искусством, и прошедшие проверку временем сериалы и фильмы станут объектом серьёзных философских и культурологических исследований. Картины Караваджо и Рембрандта тоже когда-то создавались как нечто коммерческое, и стоимость их оценивалась по площади холста и количеству затраченной краски. Вряд ли художники и скульпторы, чью работу считали не более чем ремеслом, предполагали, что через сотни лет люди будут испытывать глубочайшие душевные переживания, вплоть до нервных срывов, просто смотря на произведение, созданное по заказу какого-нибудь кардинала или герцога.

Этот эффект называют «синдромом Стендаля» – кратковременное расстройство психики, спровоцированное посещением картинных галерей, музеев и других «сокровищниц прекрасного», которыми нередко оказываются целые города – Флоренция, Венеция, Рим. Чаще всего он наблюдается у туристов; схожие ощущения были впервые описаны Стендалем в его записках о путешествиях по Италии, поэтому «болезнь» и получила такое название. Она характеризуется подавленным состоянием, вплоть до обмороков, приступами паники, головокружением, искажением в восприятии реальности, потерей ориентации в пространстве и времени. Причина «синдрома Стендаля» – в информационной насыщенности и сильном эмоциональном воздействии произведений искусства.

Можно ли испытать подобное от просмотра аниме? Легко! Иногда один кадр заставляет окаменеть, иногда взгляд нарисованных глаз прожигает насквозь, иногда условно-схематичное выражение лица расцветает таким морем эмоций, который не в силах передать живой человек. Отаку, смакующий короткометражки «Studio 40C», новичок, которому показали «Принцессу Мононоке», или турист в Сикстинской капелле – все они испытывают похожие чувства.

Безусловно, аниме – плод коллективного труда, где равно необходимы усилия композитора, режиссёра, сейю и фазовщика. Но есть среди профессионалов и специалистов кудесник, ответственный за состояния типа «убит насмерть». На совести художников много помрачённых рассудков, и никто не умеет так мастерски разбивать сердца, как дизайнер по персонажам, создатель оригинальных образов – тех самых, которыми обклеивают стены, вырезают на юзерпики и видят во сне.

Накадзава Кадзуто способен на всё вышеперечисленное. За свою внушающую уважение двадцатилетнюю карьеру в аниме-индустрии он успел побывать аниматором, дизайнером и режиссёром, творя по вдохновению и на заказ – но одинаково впечатляюще. Он поработал в «Убить Билла» Квентина Тарантино и не отказался снимать клип «Breaking The Habit» для группы Linkin Park. При этом Накадзава Кадзуто является автором изумительной «Комедии» – десятиминутного фильма, который уже входит в «золотой фонд». Он же наделил внешностью – а значит, характером и душой – Дзина, Мугэна, Фуу и других героев сериала, у которого есть все шансы стать классикой.


Начиналось всё стандартно: получив диплом в университете префектуры Niigata, Накадзава Кадзуто успешно закончил институт аниматоров в Токио. Как он сам признавался на Anime Expo в 2000 году, в выборе профессии решающую роль сыграла его собственная лень.

«Я слышал», – вспоминает он, – «что аниматорам разрешают спать сколько душе угодно прямо на рабочем месте. Обратная сторона медали – с работы не вырвешься, не важно, как далеко тебе добираться до дома».

В его карьере хватало бессонных ночей, поскольку начинал он с самых азов: аниматором и раскадровщиком в «Салют! Я - Акко» с 1988 – и несколько лет оттачивал мастерство аниматора в «Tsurupika Hagemaru Kun», «Гурмане», «Мече правды» и «Старике Зете» Отомо Кацухиро. Уже в 1991 его пригласили в качестве контролёра анимации в «Сказание об Арислане». А с 1993 его дела резко пошли в гору: сначала он принял участие в создании второй ОВА, основанной на серии игр «Fatal Fury» – «Фатальная ярость 2: Новая битва», а уже в следующем году работал над полнометражным фильмом «Фатальная ярость».

Потом был «Эль-Хазард» – своего рода вершина, показавшая новые возможности художника. После этого на Накадзаву посыпались предложения по разработке персонажей в «Лэндлоке», «Звёздной девочке Ямамото Ёко», «Столоначальнике Одзи» и «Последней Фантазии: Безлимитный».

В 2002 он достиг нового уровня, и великолепная «Комедия» продемонстрировала его достойные режиссёрские задатки. Сколько бы не упоминалось об этом произведении, неизменно следует настойчивая рекомендация «обязательно посмотреть». Как невозможно пересказать шедевр живописи, также трудно передать на одних словах многогранное очарование этой хрупкой вещицы, изысканной, подобно силуэту старого дерева, на котором так удобно читать в лунные ночи, и точно бьющей в сердце, словно сверкающий меч Чёрного Мечника.

Карьера его сделал очередной виток – и Накадзава продолжил режиссёрствовать: снял «Хищных кукол», поработал с братьями Вачовски в «Аниматрице» и с Тарантино в небезызвестном эпизоде об О-Рен. Его последние опыты в этой области – 2-й опенинг в «Кровь+ [ТВ]» и фильм «Moondrive» из сборника «Гениальная вечеринка» Studio 4°C.

Наказава вообще спокойно относится к работе на коммерческих проектах типа фильмов по «Дигимону». Когда на одном из первых для него конвентов Наказаву спросили, как он относится к созданию персонажей для видео-игр, художник ответил: «Предложат и заплатят – я возьмусь за эту работу» – и уже через пару лет он проявил свой талант и характерную манеру в дизайне персонажей для «Namco RPG» и «Tales of Legendia»

С 1999 он с большим удовольствие посещает конвенты – Otakon, Animazement, Anime Expo, где неизменно демонстрирует энтузиазм и искренне желание общаться с поклонниками. «Если я получу отзывы – я буду счастлив», – признаётся он. – «Аниме – это как приготовление пищи. Если ты делаешь это только для себя и если не получаешь от этого удовольствие – не стоит и пытаться готовить для других».

Когда завсегдатай Отакона Китакубо Хироюки (с которым Наказава работал на паре проектов) заметил на пресс-конференции, что «создатели аниме должны быть уверены, что ни не заражены так называемым ”голливудским типом мышления”» – Наказава возразил: «Я всегда считал, что главное – приспосабливаться к новым условиям. Ты привыкаешь к тому, с чем вырос – и когда растёшь и стареешь, должен изменяться».

На конференции Аниме-Экспо, отвечая на вопросы о растущей компьютеризации аниме, Наказава признаётся: «У меня есть личные предпочтения – кино. Я чувствую, что съёмки сейчас дают больше возможностей для передачи реализма». Фанаты хотели знать, почему один его персонаж нарисован как кот, превращающийся в боевые доспехи (ответ: потому что режиссёр хотел этого), и почему учителя в двух сериалах, для которых он рисовал, выглядят совершенно одинаково (потому что Наказава хотел, чтобы так было).

Ему удалось поработать со многими – самыми разными – аниме-студиями, и он продолжает сотрудничать с рядом издательств и авторов в качестве художника-иллюстратора. Он не боится использовать в анимации возможности новых технологий, но к каждому проекту подходит со старомодной ответственностью и старанием. Его работы вызывают восхищение и у коллег, и у критиков, и у зрителей. Он создал множество прекраснейших произведений – последней самой заметной и впечатляющей работой является ««Самурай Чамплу»; для этого сериала он разрабатывал дизайн персонажей и был главным режиссёром анимации.

Наказава Казуто зарекомендовал себя как разносторонний специалист и профессионал высокого класса, но есть ощущение, что его потенциал только начинает развиваться, что это только начало. Что спорить, одной «Комедии» хватит, чтобы потерять себя и вновь найти в новой реальности. Но как всегда, стоит оправиться от потрясения и отдышаться – хочется ещё больше.

вторник, 15 августа 2006 г.

Master & Commander

Посмотрел я фильм «Хозяин морей», который в действительности называется «Хозяин и командир: На самом краю света» (сократили – видимо, зрителей по себе меряя).


Очень хороший фильм. Понятно, почему его критики ругали: потому что там ни присунули никому, в метафизические глубины не окунали и, главное, ни слова ни про политкорректность, ни про неполиткорректность, ни про антиглобализм.
Понятно, почему таких фильмов снимают мало: ни посмеяться, ни поплакать, надо просто смотреть и думать, а сейчас так умеют немногие: если за 15 минут жопу или оторванную голову не показали, зрители, говорят, просто уходят – скучно.

А фильм действительно скучный: начало 19 века, всё действие в океане (их там два, но в наши времена мало кто это способен оценить), на военном корабле. Два боя: в начале и конце. Всё остальное – главное действие – посвящено собственно будням на военном корабле, самому военному кораблю и его команде.

И что самое ужасное: никакой патетики! Никто не читает монологов и отповедей всему миру! Если кто-то что-то говорит, то по делу. Даже перед смертью, как ни странно, люди молчаливы, даже самые никакие – всё равно языком не болтают. Истерики не закатывают – ну, потому что там все мужики и на военном корабле. Да ещё и англичане. Джентльменами друг друга величают, и как-то не смешно даже, что небритых и вымотанных матросов называют джентльменами.

Корабль замечательный. Видно, что ни ввосьмером, ни дюжиной людей кораблём не управляют. Понятно, отчего такая дисциплина: иначе не справиться. У каждого свои обязанности. Над всеми стоит капитан. Потом офицеры. Если матроса в качестве награды приглашают в кают-компанию, то матрос стоит у стены. Никто за стол с офицерами его не сажает, ибо нефиг.

Капитан не подкачал. Рассела Кроу теперь уважаю – сыграл так, что веришь: да, за таким и на край света пойдут. По такому представляешь, что капитан – царь и бог на корабле.

Да и прочие из команды – не фальшивили. Очень показательный эпизод – он не объясняется, не разжёвывается, но впечатление оказывает: в первом бою одному парнишке, гардемарину, лорду лет примерно 15-ти прострелили руку. Правую. Потом её пришлось ампутировать. Никто особо пацанчика не утешал: ну, потому что лордов и морских офицеров не утешают в принципе. Капитан книжку ему принёс про адмирала Нельсона – на гравюре видно, что у адмирала один рукав пустой. Ну, и поплыли дальше. Да, перед матерью лорда придётся постоять, опустивши глаза. Но видно, что парень вырастет стоящий: по поступкам видно.

Оказалось, что это редкий фильм – когда практически всех героев судишь по тому, что и как они делают. Люди там живут в действии. Очень опасный, прямо-таки провокационный фильм для нашей прекрасной эпохи потребления – показывать людей, которые по праву едят свой хлеб и отвечают за свои слова и поступки.

И ещё что понравилось: бои. Артиллерийская дуэль и абордаж. Ни грамма романтики. Мясорубка. Либо ты, либо тебя.

Думается, если бы некоторые участникам мини-прозы про «войну и мир» посмотрели этот фильм перед тем, как садиться писать, они бы что-нибудь другое написали. Хотя бы потому, что ни один из героев фильма не задаётся вопросом: «А зачем всё это?» «А должен ли я выполнять приказы и убивать людей?» «Должен ли я стрелять из пушки – ведь тогда я буду повинен в смерти других людей?» и т.д. Ибо нефиг глупые вопросы задавать. Там – французский корабль, мощнее и быстрее нашего, но мы его уроем. Здесь – не корабль даже, но Англия, родина то есть, а за родину можно глотку перегрызть.

ЗЫ: Вот ведь довели – смотрел и думал: ну вот сейчас они облажаются! Вот здесь недотянут! Тут промажут! НУ, финал-то точно… Неа… Редкое впечатление.

ЗЗЫ: ПКМ-2 я тоже смотрел. Даже в кино. Ерундовина, аттракцион. На фоне «Хозяина морей» – вообще ниже плинтуса. Зато там про лубофф и с Логовазом.

ЗЗЗЫ: Интересно, романы Патрика О’Брайана, по которым снят фильм, на русский переводили? Сомнительно…

понедельник, 14 августа 2006 г.

такие дела

Забавное совпадение: тема последней/текущей Зарисовки-Мини – «Война и мир» – станет подзаголовком моего доклада на Звёздном Мосту.

Но это даже хорошо: сужение темы избавит от необходимости говорить обо всём сразу в двух словах,
для военных действий география и проч. играет далеко не последнюю роль (если не наиглавнейшую – скажем, высота горных массивов на границе [см. Южную Америку]),
и в «карте как сюжетообразующей основе» появится возможность залезть в фортификацию.

И обязательно – про тропы в лесах, по которым продвигается армия,
быстроходность танков и скорость перемещения войск между населёнными пунктами,
овраги в зоне кавалерийских сражений,
форсирование километровых рек,
переход через безводные пустыни
и – звезда нашего сезона –
неприступная крепость в стороне от дорог, перевалов, рек и густонаселённых районов в роли Неуловимого Джо, который на фиг никому не сдался.

ХЕЛП!!!

Народ, выручайте!
Зайдите в галерею http://klmn-rdj.narod.ru/russell_d_jones.html
хоть галочку киньте в гостевуху - а то его закроют за непосещаемость, а мне он нужен, да и времени на него убито много
Всем заранее спасибо, аригато, сенькью etc

среда, 9 августа 2006 г.

Атас

Держите меня четверо!

Менагерша (далее – чувиха), вроде бы с высшим образованием, по поводу написанного текста коммуникации сообщает: во фразе «Пришлите свою «фигню» на адрес «Хрени»» её смущает предлог «на адрес». Может быть все таки «в адрес...»?

Нач.отдела (далее - «Чувак») радостно копирует фразу с «на абонентский ящик» из присланного заказчиком текста.

Деффочка успокаивается: «Я согласна с вариантом «Чувака», что «на» А/я»

Я замечаю: «Нет, «Чувиха», именно что «НА адрес». «В адрес» – это безграмотно. Но если ты настаиваешь и клиента это устроит...»

Она оправдывается: «Нет, ты так же прав. Я с точки зрения консьюмера пытаюсь посмотреть на читабульность.» (консьюмер - это "потребитель" на их диалекте)

Где герои?! Где супермены, я вас спрашиваю?! Мир пора спасать!

Атас

Держите меня четверо!

Менагерша (далее – чувиха), вроде бы с высшим образованием, по поводу написанного текста коммуникации сообщает: во фразе «Пришлите свою «фигню» на адрес «Хрени»» её смущает предлог «на адрес». Может быть все таки «в адрес...»?

Нач.отдела (далее - «Чувак») радостно копирует фразу с «на абонентский ящик» из присланного заказчиком текста.

Деффочка успокаивается: «Я согласна с вариантом «Чувака», что «на» А/я»

Я замечаю: «Нет, «Чувиха», именно что «НА адрес». «В адрес» – это безграмотно. Но если ты настаиваешь и клиента это устроит...»

Она оправдывается: «Нет, ты так же прав. Я с точки зрения консьюмера пытаюсь посмотреть на читабульность.» (консьюмер - это "потребитель" на их диалекте)

Где герои?! Где супермены, я вас спрашиваю?! Мир пора спасать!

вторник, 8 августа 2006 г.

текущее- - зарисовочное

у меня одна зарисовка - сцена-цитата из одного хорошего фильма, который 90% смотрели все
пока не угадали
ждёмс, даже интересно
хм...но это первый конкурс, где у меня, кажется, есть шансы!

четверг, 3 августа 2006 г.

текущее - ностальгическое

Пишу письмо. ДМ. Рассылка.
(Поясняю: первой моей рекламной компанией была контора, специализирующаяся на дээме)
Тома, помнишь?.. Давно это было, приторная кислинка ностальгии, время бежит, баян...
И всё по прежнему: персонализации нет, брифа почти нет, открытку делать ДОРАХА.
Кому он нужен, мой большой и толстый опыт?..

PS:
И, наконец, наш спонсор Новороссийск-Цемент.
Если нужен вам цемент,
Покупайте наш цемент.

вторник, 1 августа 2006 г.

ура - готово

завтра уже должны вывесить на сайте
пока буду тестить здесь:

«Наш сосед Тоторо» – Майское время, когда прорастают семена


Из всех методов оценки художественного произведения самый ненадёжный и вместе с тем самый бесспорный – отношение зрителя к происходящему на экране. Можно бесконечно долго разбирать форму и содержание, стиль и ритм, композицию и сюжет, проводить сравнительный, культурологический, исторический или графический анализ и поверять гармонию алгеброй, физикой и логикой – если вещь не увлекает, она не стоит ни времени, ни внимания.

Однако и в способности увлекать есть свои градации: «нравится», «захватывает», «могу понять», «верю». Можно полюбить героев или поставить себя на их место, можно перевоплотиться вплоть до перекраски волос и пластической операции, но высшей наградой автору было и остаётся признание «это про меня». Подобные произведения – как зеркало, в котором отражается та часть личности, что забыта, потеряна или тщательно скрывается. И в зависимости от отражения, можно почувствовать боль, стыд или восторг узнавания. Или счастье, если видишь что-то солнечное, настоящее, с искорками, из тех времён, когда мир был совершенным. Именно такие чувства вызывает «Тоторо»: радость и светлую грусть, потому что вспомнить себе ребёнком – это значит, ещё раз осознать, что детство прошло.

Притягательная сказочность «Тоторо» в том и состоит, что это мир, увиденный глазами малыша. Чудеса поджидают за каждым поворотом: рыбы в ручье, золотистый жёлудь, лестница, которую трудно найти, жаба под дождём, статуи в часовне. Страница за страницей раскрывается поэтичная энциклопедия детства, каждая статья – как маленькое сокровище, «секретик», понятный только участникам игры. А ведь в повседневной смене событий чаще всего запоминаются как раз такие пустячные моменты: первая встреча с соседским мальчишкой или дождливый день, наполненный волшебными встречами.

«Тоторо» становится историей познания, развития – и наконец, взросления. Всё честно, и как не может быть «вечного ребёнка», так невозможно изобразить в статичности даже один день из тех трудных и прекрасных времён. Этот фильм не столько о встрече двух сестёр с духом - хранителем леса, сколько о таинственном, скрытом от глаз процессе превращении зерна в колос, а ребёнка – во взрослого.

История начинается с захватывающего события – переезда в новое место, когда от переполняющих душу впечатлений хочется хохотать и кувыркаться. Сказочный Тоторо с Котобусом здесь такое же чудо расчудесное, как старый дом, огромное камфорное дерево или лужайка, заросшая цветами. Для Мэй и Сацуки окружающий мир наполнен неисчислимым количеством неизвестных и притягательных явлений, поэтому в нём легко находится место для любого волшебства.

Но с обретением знаний постепенно уходит наивность и доверчивость – как признаётся бабушка Канто, она тоже когда-то могла видеть саженников-Susuwatari, но потом утратила эту способность. Однако, в «Тоторо» взросление не трагедия, а самый естественный и необходимый процесс. Жёлуди и семена, зарытые в землю, мертвы, пока не прорастут – и Мэй с Сацуки, каждый день открывая для себя что-то новое, меняются, что-то теряя при этом, как потерял обжитый дом вспугнутых Чернушек.
В финальных титрах - эпилоге Тоторо нет. Возвращение из больницы мамы (эпизод из собственного детства Миядзаки), учёба, игры с друзьями, повседневная жизнь – всё это приносит девочкам не меньшую радость, чем поездка на Котобусе. Тоторо стал общей тайной для двух сестёр, удивительным воспоминанием, которое со временем сольётся с прочитанными сказками и снами. Волшебство не кончилось – оно просто вернулось в свои границы, в потайной мирок камфорного дерева, на страницы книг. Это входило в замысел Миядзаки: подчеркнуть обязательность возвращения. Через 13 лет после «Тоторо» он придумал и снял фильм о том, к чему может привести более тесное знакомство маленьких девочек с миром духов. В «Унесенных призраками» много наследства от «Тоторо», но главное – не чернушки-саженники, а важность возвращения.

Затянувшаяся сказка способна превратиться в кошмар – достаточно вспомнить, как Сэн убегала от Безликого. Как ни грустно, но для Мэй и Сацуки это было последнее лето настоящего сказочного детства. Драматический перелом приходится на тот момент, когда Сацуки осознала, что такое смерть, впервые столкнулась с мыслью о возможной утрате самого близкого человека, мамы. А для маленькой Мэй думать об этом было просто невозможно – и она сбежала. В её возрасте всё ещё кажется, что можно что-то сделать, исправить – ведь обычно все проблемы решаются так легко, стоит приложить усилие!.. За внешней сюжетной линией – ссорой сестёр, поисками потерявшейся Мэй, ужасом Сацуки, когда она узнаёт о найденной сандалии – скрываются те глубинные процессы, которыми растёт душа. Обе девочки смогли преодолеть самый страшный из возможных вопросов, а ответом стала забота друг о друге и любовь.

Весь фильм пронизывает эта простая, но часто забываемая идея, закон, связывающий семью, деревенскую общину и вообще весь мир – забота и помощь по отношению к тому, кто рядом. Безусловно, «Тоторо» снимали в первую очередь для детей, однако, мысли, заложенные в этом произведении, вообще не слишком популярны в современном искусстве. Наверное, потому что требуют каждодневного и непременно деятельного участия, без награды и похвалы – просто потому что это необходимо: отдать зонтик тому, кто мокнет под дождём, помочь найти маленькую девочку, приготовить завтрак близким. Забота и помощь соединяют вселенную и людей друг с другом.

Притягательность «Тоторо» кроется в таких естественных вещах как доброта, участие и понимание. Через продуманность и обоснованность каждого эпизода, детали и кадра можно понять больше, чем из пространных объяснений и примечаний. Например, совершенно логичной кажется дружба сестёр и то, с каким терпением Сацуки заботится о временами капризной Мэй. В семье Тацуо Кусакабэ относятся друг к другу с уважением и любовью, и отец девочек не стал поднимать на смех Мэй, узнав о её встрече с духом леса – а просто повёл дочерей к камфорному дереву, обвязанному сименавой (верёвкой из рисовой соломы и полос бумаги) поблагодарить духов за то, что они позаботились о малышке.

Миядзаковские фильмы требуют той же вдумчивой внимательности, с какой в пять лет изучаешь лужицу с головастиками. Забавно обнаружить, как похожи семейства Кусакабэ и Тоторо: большой, средний и маленький. И как повторяшка Мэй во всём следует сестре – так и маленькие Чу и Чиби повторяют всё за большим и прикрываются листиками, подражая зонту О-Тоторо.

Безусловно, многочисленные национальные особенности могут смутить неподготовленного европейца, но если вдуматься, в фильме нет ничего инопланетного, сколько бы не говорили об уникальности Японии. Дома, поля и дороги, школа, куда всегда боишься опоздать, стирка и поездка на велосипеде – гармоничный мир сам себя объясняет. Любому человеку близка сцена, в которой малышка Мэй носится по лужайке перед домом, в то время как её отец пытается сосредоточиться на работе, пока полностью не погружается в бумаги – чтобы обнаружить, что старшая уже вернулась из школы, а младшая куда-то запропастилась.

Конечно, есть мелочи, для понимания которых не помешает, например, знать о традиции возводить маленькие часовни у обочины дорог. В одной из таких часовен Сацуки и Мэй прятались от дождя – и просили разрешения остаться у Ojizou, божественного покровителя детей в буддизме. Рядом с такими же статуями-покровителями Сацуки находит Мэй.

Кстати, первоначально Миядзаки придумал историю об одной девочке 6-ти лет, но впоследствии «разделил» их на старшую и младшую сестру. Это сохранилось в из именах: «Мei» - это японское произношение английского «may», то есть «май», и пятому месяцу года соответствует японское имя «Satsuki».

Об этой истории можно рассказывать очень долго: разбираться, на кого из японских духов похож выдуманный Тоторо, отмечать цитаты из Кэрролла (погоню маленькой девочки за кем-то белым с длинными ушами и падение в дупло, похожую на кроличью норку), размышлять об экологической теме, более подробно раскрытой в «Навсикае» и «Мононоке», следить за сменой времён года в Токорозаве, где вырос и сам Миядзаки.

Но никаким анализом не объяснить искреннего желания вернуться в то майское время, когда прорастают семена и возможно любое чудо. Когда можно захотеть – и увидеть невидимое. Помочь деревьям расти. Познакомиться с totoru-троллем из сказки. И на какой-то миг забыть, что скоро станешь взрослым. Поэтому этот фильм хочется пересматривать снова и снова, всё больше влюбляясь в его героев – и узнавая в них себя, словно листаешь старый альбом с фотографиями. Наверное, это и есть настоящее волшебство.

куда катится мир!

Шлифую рецензию по "Тоторо" (пора бы уж!).
Думаю, надо или нет останавливаться на сцене совместного купания.

Поясняю: в Японии принято принимать ванны всей семьёй – вода дорогая и вообще к телу у них очень спокойное отношение, как и ко всему естественному (блин, страна, где посетить туалет в гостях – сделать подарок хозяину)

Да и сама сцена невинная: мама в больнице, папа и дочки 4 и 7 примерно лет вместе моются в деревенском доме (папа вообще всю сцену сидит в ванной). Нормально, особенно если отцы заботливые – да и детишки на пляжах часто голышом ходят.

И тут меня прибивает: а как эта сцена воспринимается сейчас, в век «права для каждого извращенца»? Процессы по педофилам и прочая грязь... Калёным железом бы, пока окончательно мозг не порушили.
Короче, не буду упоминать: для нормальных людей пишу, пусть каждый сам думает, что он видит.

куда катится мир!

Шлифую рецензию по "Тоторо" (пора бы уж!).
Думаю, надо или нет останавливаться на сцене совместного купания.

Поясняю: в Японии принято принимать ванны всей семьёй – вода дорогая и вообще к телу у них очень спокойное отношение, как и ко всему естественному (блин, страна, где посетить туалет в гостях – сделать подарок хозяину)

Да и сама сцена невинная: мама в больнице, папа и дочки 4 и 7 примерно лет вместе моются в деревенском доме (папа вообще всю сцену сидит в ванной). Нормально, особенно если отцы заботливые – да и детишки на пляжах часто голышом ходят.

И тут меня прибивает: а как эта сцена воспринимается сейчас, в век «права для каждого извращенца»? Процессы по педофилам и прочая грязь... Калёным железом бы, пока окончательно мозг не порушили.
Короче, не буду упоминать: для нормальных людей пишу, пусть каждый сам думает, что он видит.

текущее конкурсное

как же плющит рецензировать всякое...
особенно после "Словно мухи"
вот кому не абыдно будет проигрывать
и про Владимира тоже очень, хотя там ещё разбираться
"Бог над яблонями" - похоже, Ляля Брынза: ей времени не хватало, помним, помним
но здесь тоже никаких сомнений в кандидатах
а пройдут-то "Ангельские перья" и прочая орочья размазня
брэээ
ЗЫ: а вот и рубилово с Ангельскими перьями:
http://community.livejournal.com/mini_proza/241017.html?thread=5351801#t5351801
Понятно было по рассказу, что Автор не так прост, как кажется