вторник, 22 августа 2006 г.

родил

Литературная дуэль, организованная Лялей Брынзой [ох, не стоило её френдить – что за сумасбродная особа!],
условия, поставленные её противником Отважным Анонимом [тоже не самый съедобный товарищ],
и финальное решение: поэтическое произведение «о человеке и его оружии» [вспомним «войну и мир» на зарисовке…] –

– сии обстоятельства некоторым образом меня взбодрили,
а успешно побеждённая простуда [чёрт, вот опять, прямо на клаву – где мой носовой платок?!] добавила самоуверенности –

– и после продолжительного перерыва я сочинил стих.
Сочинил – и опять пообещал себе никогда больше этого не делать.

Я не знаю, почему, но поэзия у меня получается исключительно пафосной и занудной.
Видимо, рифмоплётческий зуд действует на меня примерно также, как и водка (кто был на первом заседании мастер-класса Лазарчука на прошедшем Росконе, те помнят: после водки я страшно пафосный и занудливый человек [мля, ну, зачем же я тогда пил?! мой рассказ как раз обсуждали – а я об этом ни ежа не помню…])

Короче, вот


* * *

Быть просто хитрым и ленивым зверем:
Пометил территорию – и спать,
Но почему тогда теряю время,
Пред бодрствованием – благоговею
И времени готовлюсь глотку рвать?

Тогда мой хищник станет мне добычей,
Тогда оставлю след не только в «здесь» –
Без лишних уточнений и кавычек,
Взломаю правил каторжный обычай,
Взведу на место правд свою ерЕсь!

Итак, сражаюсь – всем, что подвернётся,
Рублём и рифмой крою и рублю,
С отвагой Гамлета и кроманьонца,
Пером и шпагой – от морей до солнца,
Ахавом стану – сердцем застрелю!

За право называться чем-то большим,
За право называть, творить и слыть –
И пусть мне будет тягостней и горше,
Потрачу жизнь, не хватит – значит, дольше
За право миллиардной дроби – быть.

За «быть» – забудь о райских кущах,
Есть «ныне» – от него всегда пляши,
Не думай о предтечах и грядущих
И чаще применяй своё оружье,
Смывая славой ржавчину души.

А там – смогу однажды убедиться,
Что на верху, как сказано, светло.
И мне посвящены слова и лица,
Но кто сумеет провести границу:
Где я – а где оружие моё?


(22.08.06)


* * *
Не люблю давать название стихам. Ибо ограничивает восприятие.
Если общественность одобрит, вывешу в дуэльном сообществе – я там, типа, судья [о да, это прогресс!]

ЗЫ: Да, много глагольных рифм. Да, я знаю, что это пошло. Да, я знаю, что рифмы – это пошло! А люблю, чтобы с рифмами – воздействует сильнее. Sic

ЗЗЫ: Примечания:

1.
Отвага Гамлета – это его желание «вправить вывихнутый век».
Одна из строк, которые сидят у меня в голове.

Но не во всех переводах использовано именно это выражение. Вот здесь про это (и про другие «тёмные места») интересное исследование: http://2002.vernadsky.info/raboty/h4/w02129.htm

//«The time is out of joint; - O cursed spite,
That ever I was born to set it right!
(Век вывихнут, о, проклятый жребий, что я рожден, чтобы его вправить!)

Радлова: Век вывихнут. О злобный жребий мой. Век вправить должен я своей рукой.
Пастернак: Порвалась дней связующая нить. Как мне обрывки их соединить?
Лозинский: Век расшатался – и скверней всего, Что я рожден восстановить его. //

2.
Ахав – капитан китобойного судна в романе Мэлвилла «Моби Дик». Там есть такие строки (потом найду точную цитату): «На белый горб кита обрушил он всю ярость, всю ненависть, испытываемую родом человеческим со времен Адама; и бил в него раскаленным ядром своего сердца, словно грудь его была боевой мортирой» (Перевод с английского И. Бернштейн)

Разумеется, я не помню весь роман наизусть (хотя читал и крепко уважаю), но фразу об Ахаве и его безумной целеустремлённости цитирует Патрик Стюарт в одном из фильмов «Звёздного контакта» (есть такая фантастическая сага). Патрик Стюарт играет в «Звёздном контакте» капитана корабля – и он же играет Ахава в одной из последних экранизаций «Моби Дика». Серьёзный английский театральный актёр – и как он прочитал эти строки, так они мне и запомнились…

Комментариев нет:

Отправить комментарий