понедельник, 18 июля 2011 г.

There are no coincidences, Delia. Only the illusion of coincidence.

Пересматривал недавно любимый свой фильм про революцию.

Как и любое произведение искусства, рассматривать его надо с хорошим фильтром.
Например, иметь в виду, что один из братьев Вачовски уже не брат, и яростная защита гейства в фильме - это не только и не столько следование общей политике, сколько "let me live!" несчастного трансгендера, который смог измениться физически, но куда девать тот здоровенный кусок прошлого и своего "Я", которое было до превращения?

Но забавнее тут другое.
Помещая в круг запретного гейство, классическую музыку и мусульманство, могли ли Вачовски предполагать, что толерантность к другим культурам приведёт к диктатуре мусульманства, которому свойственная скорее анти-терпимость? Особенно, хе-хе, к геям.
Вот уж о чём хотелось бы спросить у них, так это об этом!

Запад провозгласил терпимость едва ли не главной ценностью и целью, но стоило "меньшинствам" вырваться из гетто, как они тут же установили свою диктатуру, ещё более жестокую, чем та, от которой спасли их.
Как я неоднократно писал, разрушение нормы устанавливает новую норму.
И прежние сторонники терпимости и оттенков серого нередко оказываются под беспощадной пятой тех, кого они совсем недавно защищали - ну, или поддерживали защитников.

Но я не думаю, что такая ситуация означает, что человек не может быть свободным.
Проблема в подмене понятий. Человек создаётся обществом, общество - нормами и границами, так что если трактовать свободу как освобождение от ограничений, то надо всего лишь удалить желающему освободиться часть мозга, отвечающую за понятия "можно", "нельзя", "стыдно", "не хорошо" и так далее.

Если же понимать под свободой освобождение от страха смерти, то я не думаю, что судьба Иви Хэммонд привлекает свободолюбцев. Ведь для начала надо потерять всё - родных, близких, дом, работу. И собственность, конечно. Чистая свобода, и даже не надо платить, но что-то я не вижу очереди.

Комментариев нет:

Отправить комментарий